Ударим автопробегом по Швейцарии, или четверо в авто не считая фотоаппарата.

Для начала предупреждаю, что я в поездке был и даже выведен в тексте в виде одного из персонажей. Но рассказ написан не мной а вторым мужским участником данного похода Артёмом Столпнером. Текст для публикации представлен с его согласия. К тому же слог его явно лучше моего.  А вот фотографии уже мои. Что в общем то оправдывает размещение этого текста в моём блоге. Курсивом я позволил себе чуть чуть дополнить (и без того полный) рассказ Артёма.

Швейцария Швейцарией, а летим до Мюнхена. Сэкономить захотелось, ехидно поинтересуется бывалый турист. Ну, захотелось — чего скрывать, на свои же летим.

Летим, кстати, вчетвером — две пары средних лет. В самолёте ещё раз клянёмся друг другу экономить.Но романтично — типа, пикники на альпийских лугах: сыр, вино, хлеб. Без излишеств. Но машину в прокат всё же берём. Росинант оказался универсалом Peugeot 206 .Отлично разместились со всем багажом

.

.

.

.

.

.

и начали своё путешествие в Швейцарию — нейтральную страну, где каждое утро каждый швейцарец надевает на руку лучшие в мире швейцарские часы,

не забывает, выходя из дома, положить в карман ножик Victorinox и спускается в подземные банковские хранилища считать деньги.

Хорошо, когда найдётся в машине Водитель. Тогда можно спокойно сесть от него справа, открыть бутылку Cotes Du Rhone,например, и, сделав для начала несколько больших, вовсе не гурманских глотков (ничего-ничего, позволительно), потихоньку потом потягивать из горлышка (это тоже можно), наблюдая за окном сначала немецкий, а затем и швейцарский пейзаж. Сначала придирчиво, затем всё более снисходительно.

По дороге в Швейцарию из Германии вам ненавязчиво встретится Бодензее. Такое курортное озеро, где отдыхает целая куча немцев. Тут нас поджидало солнце, то чего потом уже почти не было в Швейцарии. Вот пара фото отсюда.

.

Да, «чуть не забыл главное», как писал герой Шолом-Алейхема — граница всё же есть. Стоит на дороге будка, тормозим… и едем дальше: человек в будке делает благословляющий жест. Вроде, велкам, гости дорогие.

Первым пунктом программы значится знаменитый Рейнский водопад. Вы не слышали? Ничего, я тоже раньше не слышал. Не очень высокий,

но всё равно приятно постоять рядом — шумит, немного брызгается, если подойти поближе, даже показывает радугу. В общем, ведёт себя, как любой нормальный водопад. Облеплен со всех сторон смотровыми площадками,

.

.

.

.

.

можно воспользоваться лифтом. Да, с этого места всегда в поле зрения будут присутствовать фотографирующие туристы, я о них больше писать не буду, но вы имейте это в виду.

И тут, как раз случается первый пикник. Точнее, его предваряют поиски места — ходим туда-сюда, даже идём какое-то время по железнодорожным путям (!)в надежде найти идиллическую полянку. Приходится всё же отъехать немного в сторону, и вот оно-поле в люцерне, поодаль склон- там, вроде бы, коровы. Или овцы — плохо видно, но явно это сельский пейзаж, который мы ищем. А у нас всё есть – и вино, и сыр, и хлеб. Всё заранее куплено по дороге ещё в Германии (мы решили считать, что в Германии всё дешевле, чем в Швейцарии) (не забыли ещё первую фотографию — это мы из германского супермаркета выходим). Всё так красивенько наши женщины разложили, овощами украсили. Открыли Риоху. Лепота!

Потом уж прямиком в Цюрих, приезжаем поздно — часам так к десяти вечера. Отельчик не в центре, поэтому, наверное, или просто повезло, находим парковочное место. Бесплатно до 8 утра. Выгружаемся, «битте-данке» у стойки, падаем на кровати — спать.

От Цюриха ничего особенного не ждём. Мееровичи сказали, что 2-3 часов будет достаточно. Но ведь и не проедешь мимо, как – то перед цюрихцами неудобно. Короче, у нас здесь один день. Завтракаем йогуртами и круассанами, купленными в магазине через дорогу. Бьём копытом. Скорее в город. Заранее изучили путеводители, то есть, в общем-то, всё знаем. Так только, проверить — всё ли на месте.

Тут я позволю себе маленькое отступление по поводу путеводителей. У нас их три – все, что удалось найти. Первый порадовал тем, что похвалил мой выбор времени для путешествия. Так и написано — « апрель-май – отличное время для путешествия по Швейцарии». Стал выбирать города, куда заехать – и тут начались проблемы. Путеводитель с одинаковым энтузиазмом расхваливает все. Чёрт! Вернулся к сезонам для путешествия — оказывается, та же история: не только апрель-май, но и июнь-август, а также сентябрь-ноябрь прекрасное время для путешествия по Швейцарии. О зиме и говорить нечего. Даже ребёнок знает, что швейцарцы — лучшие в мире горнолыжники. Поняв, на чьей стороне играет путеводитель, отправляюсь в книжный и покупаю ещё два, чтобы, устраивая им очные ставки и ловя на противоречиях, добираться до истины.

Оставляем машину в подземном паркинге, наверху всегда ограничено время стоянки. Естественно, приходится подниматься и спускаться несколько раз — сначала выясняется, что в машине остался фотоаппарат, потом женщинам кажется, что как-то свежо и, возможно, куртки не будут лишними. Наконец, выходим.

Солнце, озеро, шпили средневековых соборов, названия которых тут же выветриваются из моей головы. На удивление оживлённое движение — трамваи, даже троллейбусы. Как-то не ждёшь этого от Старого города. То и дело сзади звонят велосипедисты, пока не обнаруживаешь, что идёшь по велосипедной дорожке.

И вот тут-то нас поджидает приятный сюрприз. На всякий случай для интересующихся – возле первого от озера моста, со стороны колеса обозрения. Стоит этакий вагончик, рядом выставлены велосипеды с эмблемами McDonalds,и индийский паренёк предлагает нам взять их на день абсолютно бесплатно, но под залог 20 евро. Конечно, хотим. Заполняем форму, оставляем 80 евро и вперёд.

.

.

.

.

.

Велики отличные – с переключателями передач, багажной корзиной. Это удача! Заезжаем в Собор посмотреть витражи Шагала, велосипеды оставляем, естественно, снаружи — там есть ключик для блокировки колеса, не должны украсть. Витражи замечательные, радостно на них смотреть. Пытаемся угадать библейские и христианские сюжеты: лестница Иакова, Благовещение. Потом перекусываем и пьём кофе в забегаловке, где толчётся много народу в белых рубашках. Видимо, перерыв в офисах. Очень вкусно, а, значит, критерий выбора места правильный – ешь там, где едят местные. По брусчатке Старого города ездить не слишком большое удовольствие, и мы опять бросаем велосипеды. Гуляем,

везде флаги: национальные — белый крест на красном фоне, флаги кантона — бело – голубые. Быстро надоедает, и мы отправляемся на велосипедах вдоль озера. Всё зеленеет, много цветов (а дома ещё нет листьев).

Народ развалился на траве, интересно, они что, не работают и не учатся? Вроде, не выходной. По озеру плавают старинные и не очень пароходы (ага, читали «нельзя считать, что вы побывали в Цюрихе, если вы не совершили пароходной прогулки по озеру»). Сами ложимся, едим мороженое, наблюдаем жизнь. В воду заходят дети и собаки. Дети преимущественно иммигрантские, собаки — трудно сказать. Лебеди ведут себя настороженно, подплывают, но не дают дотронуться. Приходит парень, отодвигает от дерева наши велосипеды и привязывает к нему и ближайшему соседнему дереву трос, натягивает, догадываемся, что будет по нему ходить. Ходит, но не больше пары метров, пробует лежать на спине, но сваливается. Учится, наверное. Позже мы ещё видели таких людей.

Гуляем по Банхофштрассе – это центральная улица Цюриха. Толпы людей, магазины рядами. Много знакомых названий «С&A» , «H&M». В последнем покупаем мне кепку – просто так, красивая и стоит всего 10 франков.

Вечером сдаём велосипеды. Я думал, покатаемся пару часов, а ездили целый день. Ужинаем в ресторане, где, проходя мимо столиков на улице, соблазнились тар-таром. Официант очень любезный, поляк. Узнав в нас русских, вспоминает несколько слов. Но общаться легко и так — в ход идёт английский, немецкий, какие – то понятные слова из славянских языков. Есть, что обсудить: был в Петербурге, последний фильм Вайды смотрел. Еда вкусная, выпиваем бутылку вина. Попросив счёт, вспоминаю польское слово «пенёндзы»- деньги. Все друг другом довольны. Пожимаем руки.

В гостинице Wi-Fi за дополнительную плату (как и везде в Швейцарии), но ловится чья – то незащищённая сеть. Звоним своим в Петербург по Skype.Падаем. Спим.

А это фото хоть и из Цюриха, но к рассказу отношения не имеет. Просто фото для тех кто разумеет по французски.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

…Просыпаюсь рано, часов в семь. Наверное, ещё не перестроился на местное время. Между не задёрнутыми шторами виден свет, проехал трамвай. Можно ещё поваляться, потом надо бы дойти до парковки и бросить в автомат однофранковую монету. Лежу и чувствую свои не отдохнувшие мышцы, когда встаю, тут же добавляется воспоминание о вчерашней езде на велосипеде.

Оплатив парковку, захожу в магазин напротив, купить что-нибудь к завтраку. Круассаны кладу в специальные дырчатые мешочки с верёвочкой, затягиваешь её и топаешь к кассе, как школьник со «сменкой». Мне нравятся эти пакеты для круассанов, и я буду их потом искать в магазинах, но так и не встречу. Завтракаем быстро, у нас большие планы. Садимся в машину и отправляемся в район Люцерна, на гору Пилатус. Ещё в Питере куплены особые туристские ботинки и очень специальная ветровка как раз для сегодняшнего дня. Всё это мне идёт, но есть опасение, что из-за жары будет неуместно. Плевать, ботинки всё равно одену. Правда на месте выясняется, что они в отсеке для «запаски» и для того, чтобы достать чудо-ботинки, приходиться полностью разгрузить багажник. Ладно.

Наверх тянется канатная дорога,

народу почти нет — ещё не начался сезон, поэтому рассаживаемся вольготно, по двое в кабинке. Плавно трогаемся и скользим вверх. Внизу Люцерн, озеро, прямо под нами цветущий жёлтым склон. Восторг! А впереди нас ожидает заснеженная вершина, и мы ступим на неё, как победители.… Ну, хорошо, просто ступим.

Всё оказалось не так. Вернее, не то, чтобы совсем не так, но гораздо прозаичнее. Открываются двери кабины, ты распахнут для встречи с прекрасным, но на тебя обрушивается шум отбойного молотка. Здесь, на высоте более двух тысяч метров, трудолюбивые швейцарцы разворотили смотровую площадку, чтобы, по-видимому, соорудить её заново, но уже лучше. Везде развешены ограничительные ленты, ходят рабочие в униформе.

На снимке немного видны строительные леса. Ну и повествователь забыл как мы кормили целую стаю каких то птиц.

Один из них управляется с помощью джойстика с маленьким трактором, который крушит навес крюком. Из пяти предложенных на вершине маршрутов доступны только два.

Здесь ощутимо холоднее, наверное, градусов на 10.Одеваем всю прихваченную с собой одежду (ура, куртка тоже пригодилась, теперь я в полной экипировке). Ходим, любуемся видами, натыкаясь на себе подобных, подчёркнуто доброжелательно улыбаемся. Замечаю за собой, что даже как – то подмигиваю незнакомым людям. Становится неприятно, обещаю себе больше так не делать. Фотографируем, фотографируемся, просим снять нас вместе.

Вот там внизу виден фуникулер, на который мы пересели чтобы добраться до вершины. Чтоб стали понятны масштабы в этот трамвай влезает до 60 человек!!!

Идём по галерее, прорубленной в скале. Сыро, на стенах таблички, рассказывающие легенды, связанные с горой. Их две: одна напирает на ужасных драконов, обитающих здесь чуть ли не по сей день, другая заставляет ежегодно воскресать Понтия Пилата, естественно, в жутких терзаниях совести. Даже не знаю, к какой версии склониться.

Потом поднимаемся ещё немного выше на другую площадку, идём по узкой тропинке, приходиться пропускать спускающихся. В ложбинках на камнях лежит пятнами старый, чуть пыльный снег. Приятно смять его в руке, трудно удержаться от того, чтобы не бросить снежком в своих спутников. Бросаю.

На этой площадке лучше, сюда не долетает строительный шум. Или у них там перерыв. Во всяком случае, здесь чувствуешь величие природы, а не человека. Наверное, это чувствую не только я, потому что предложение выпить вина встречено с одобрением. Достаём, режем сыр и колбасу. Чокаемся пластиковыми стаканчиками.

Мы боги, внизу созданный нами мир. Появляются какие-то чёрные птички с жёлтыми клювами, которые ведут себя довольно бесцеремонно. Прохаживаются рядом, интересуются закуской. Развлекаемся тем, что бросаем куски хлеба прямо вниз, в пропасть, птицы бросаются вслед и ловят. Не знаю, что это за вид, в Узбекистане их зовут голубями Давида.

Меня это название полностью удовлетворяет.

.

.

.

.

.

.

.

.

.Вниз идём пешком. Ориентируемся на указатели — жёлтые стрелки, на них написаны точка назначения и время в пути. Нам предстоит идти 3 часа. Тропинка петляет по лесу, идти приятно и не тяжело. Часто переходим ручьи, иногда довольно бурные потоки. Сбегаю по камням к одному и пью,

вода холодная и очень вкусная. Ещё бы не вкусная, это же «настоящая альпийская вода». Так напишут на этикетках, приклеят к бутылкам и мне же будут продавать в магазине.

Виды открываются вокруг такой красоты, что беспрерывно фотографируешь. Ещё так выберешь, чтобы луг с жёлтым, сзади Пилатус (тут надо, чтобы снег тоже был виден), а сбоку сосна с шишками (как вариант, канатная дорога). Щёлк!

Открытка готова. Могу поспорить, что у 9 из 10 туристов будет такая фотография.

Прошли часик, стало жарче — вниз же идём, хотя и не быстро. Сняли куртки, свитера. Прилегли отдохнуть. Огляделись — природа стала попышней, чем наверху. Какие – то всё цветочки вокруг, спорим, как называются. Кажется, не эдельвейсы (а ведь мог написать, что эдельвейсы-поверили бы). Женщины решают, что это крокусы. Пусть, мне всё равно. Встаём, идём дальше. Ещё часа через полтора собираются тучи, а нам на пути попадается маленькая гостиница с рестораном. Голосуем за «поесть». Внутри только хозяева, пьют пиво — «не сезон» ведь, но поесть дают. Выбираем суп-гуляш, на закуску меренги. Усаживаемся на веранде под зонтиком, так как дождь уже накрапывает. Вид — примерно, как я уже описывал. У хозяина лицо человека умеренно, но регулярно выпивающего, убеждает нас жестами пройти внутрь – не хочет таскаться из кухни под дождём. Стоим насмерть. Пока готовят, пьём пиво. Вышел поговорить хозяин. Посчитав, что Водитель понимает по-немецки, обращается к нему. Водитель нам переводит те слова, которые я сам понимаю. Например, «суп-гуляш». Через минут десять суп готов, и мы набрасываемся на него. Ещё через пять минут с гуляшем покончено. Подают заказанный кофе. Меренги хорошие, не хуже, чем у нас.

Под дождиком идём к станции, проходим деревушку. Ни души, а времени всего часов семь. На вокзале тоже всё закрыто. Беспокоимся, как заплатить за парковку, но напрасно. Стоит автомат, принимает всё-евро, франки, карты.

До Люцерна добираемся затемно, идёт дождь, устраиваемся в гостинице — самый центр. Выгрузились, еду искать парковку. Сразу нахожу прямо на набережной, под страшно дорого выглядящим отелем. Оставляю машину, натягиваю капюшон и плетусь в отель.

Утром встречаемся в ресторане. Завтрак радует – есть омлет, колбасы, даже фрукты. Омлет в гостиницах всегда одинаковый. Существуют, наверное, специальные курсы для гостиничных поваров, где их обучают секрету «перемешанного» омлета. По окончании они дают клятву не готовить его никак иначе.

На гостиничной стоянке освобождается место, и я иду переставлять машину. Вставляю в автомат талон — 30 франков. Однако! Кроме того, хочет только наличные, но не крупнее 50 франков. У меня 100 одной бумажкой. Бегу на другой этаж, написано, что там можно оплатить кредиткой. Нервничаю, потому что через 15 минут договорились поехать на экскурсию по Люцерну. Вот и автомат, но мою Master Card он брезгливо выплёвывает – хочет местную карту. Чёрт, чёрт, чёрт! Снова бросаюсь к лифту, поднимаюсь в супермаркет, хватаю леденцы на кассе, чтобы разменять сотню. Бегу к машине — всё, поздно. Поезд ушёл. Буквально поезд, но маленький – всего четыре вагончика. Он каждый час отправляется как раз от шикарного отеля, в подвале которого я оставлял машину, чтобы такие, как мы «гости города» могли за 45 минут осмотреть его достопримечательности под бормотание аудиогида на понятном им языке.

Едем следующим поездом.

Чтобы не ходить вокруг да около, скажу сразу – не интересно. Развлекаю себя тем, что слушаю экскурсию на английском и кошу глаза на соседок — молодых немок. Они, как на подбор, некрасивые и избыточно здоровые. Жизнерадостные такие. Легко представить их доярками или кельнершами.

Потом отправляемся в транспортный музей. Путеводитель с гордостью сообщает, что он «самый большой в Европе». Мне нравятся паровозы, особенно старые. Они очень настоящие: тяги, котлы, клапаны-всё наружу.

Можно потрогать. Да и функционируют они в соответствии с такими же простыми и наглядными законами. Современный поезд – это обтекаемая оболочка с неведомым содержимым, о котором мне лучше не знать. К электричеству я вообще отношусь с опаской, не вижу преимуществ переменного тока над постоянным и так далее. Могу оценить только удобство вагона. Внимание Лены приковано к «Феррари», ими заставлен весь двор. Она поочерёдно подходит к каждой: фотографирует с нескольких точек, затем дёргает за ручку двери, пытаясь залезть внутрь. Так пять или шесть раз, пока я не обращаю её внимания на номерные знаки – то есть эти машины имеют хозяина,

который, возможно, в эту минуту с тревогой выглядывает из окна.

Пока мы ходим, Водитель успевает съесть в буфете суп. Уверяет, что – превосходный. Идём тоже, Лена с сомнением полощет в баке половник – однородная серая масса, похожая на обойный клей. Наверное, было бы очень по-европейски – полакомиться этой суспензией, но ведь на это даже смотреть неприятно! Решаем поискать что- нибудь более возбуждающее.

Слоняемся по Люцерну под дождём и удивляемся, что всё закрыто в 4 часа дня в субботу. Высказываем предположения в диапазоне от национального праздника до забастовки работников общепита. Нервничаем, от этого, наверное, проходим несколько раз мимо одних и тех же кафе с уже перевёрнутыми стульями. Есть хочется настолько, что даже перестали фотографировать. Вспоминаем музейный суп – может, и стоило попробовать. Едят же люди.

Наконец, видим открытую дверь, заваливаемся, с нас капает. Внутри всё ужасно национальное — на стенах рожки и колокольчики, по углам какие – то прялки, да и в меню — раклетт, фондю, рёшти.

В общем, типично швейцарское место, все приметы налицо. Усаживаемся. Из подсобки выходит ухоженная дама и по-русски осведомляется, откуда мы и что хотим съесть. Сама из Одессы. Давно? Лет десять. Здесь у неё этот ресторанчик-всё, естественно, самое свежайшее – сыр вот. Только что из Грюйера. Очень рекомендую взять фондю на всех, к нему есть белое вино. Цены у нас щадящие. Да, рестораны и магазины в субботу работают до четырёх. А с 1 мая, то есть с сегодняшнего дня, ещё и курить запретили в общественных местах – сама выхожу курить во двор.

Так вот болтаем о том — о сём пока еда готовится. Выносят. Раклетт – жареная картошка, сверху расславлен сыр. С той лишь разницей, что картошка не привычными для нас брусочками или ломтиками, а в виде крупной стружки. Фондю… Ну, фондю, как фондю – говорит, чуть чеснока добавляет. А так – готовая смесь приходит из Грюйера, что там, точно неизвестно – вроде как страшная тайна.

Остаток дня бродим по печальному городу. На фотографиях потом всё будет сквозь струи дождя, да и лица — соответствующие.

Назавтра едем в Берн. Так, что там написано в путеводителе. «Основан в 1191 г. герцогом Бертхольдом V Церингеном» (надо будет не забыть имя), любимая поговорка бернцев — «Главное — не торопиться», «Медвежья яма». Понятно. При въезде – множество плакатов с аббревиатурой ВЕА Expo,

едем по указателям и попадаем к месту, куда стекаются толпы народа со всех сторон. Ищем парковку – глухо, всё забито. Кружим вокруг, заезжаем в промзону и находим одно место под знаком «Стоянка запрещена». Могут увезти. Рядом паркуется семья с двумя детьми, делимся с ними опасениями. Отец семейства настроен оптимистично: максимум штраф 40 франков, да и то вряд ли – кто здесь станет проверять. Я плохо ориентируюсь, поэтому отмечаю точку в GPS навигаторе – были уже прецеденты мучительных поисков машины. Мы жаждем видеть коров и лошадей, напробоваться разного сыра и, чем чёрт не шутит, вина. Сутолока. Сначала нас прибивает к винному павильону. Такое впечатление, что здесь только специалисты – никто особо не выпивает, больше разговаривают, хотя бутылки расставлены. Так и не решаюсь подойти к какому–нибудь стенду, боюсь попасть в неловкую ситуацию. Вдруг спросят, вино урожая какого года я предпочитаю. Беру реванш у сыроваров, у каждого прилавка- тарелочки с разными видами сыров. Очень ароматен Аппенцеллер, Грюйер — более плотный, с кристалликами, похож на пармезан. Покупаем на сувениры и тот, и другой. Ищем коров и, наконец, находим.

У каждой в ухе жёлтая бирка с цифрами, может быть, там и чип. Все коровы безрогие, с огромным выменем. На толстых кожаных ремнях болтаются внушительного размера, с пару кулаков, колокольчики. Они всё время бренчат, поэтому корова не может подкрасться к вам незаметно, чтобы предложить стаканчик молока.

Переходим к лошадям, здесь тайное внимание публики приковано к жеребцу с необыкновенных размеров членом. Не знаю, о чём думают женщины, видя это великолепие, я же осознаю свою полную неконкурентоспособность. Стараюсь переключить внимание жены на кур.

Так мы слоняемся часа три, в отделе «Всё для ковбоев» я долго примеряю стетсоновские шляпы. Смотрюсь в зеркало. Я нравлюсь себе в шляпах с широкими полями, но решиться на покупку не могу. Догадываюсь, что шляпа потянет за собой куртку с бахромой, сапоги с набивным рисунком, кобуру. Короче, боюсь прослыть городским сумасшедшим.

Машину свою мы находим, где оставили в полном порядке. Едем в гостиницу, спим. Наутро на лобовом стекле обнаруживаем штраф в 40 франков, датированный вчерашним числом. Как он нас нашёл, мы так и не смогли понять.

Вот пара фото из Берна.


Путешествие – такая штука, что, с одной стороны, бездельничаешь, духовно и эмоционально непрерывно обогащаешься, казалось бы, сплошной позитив… А с другой? По построению фразы ведь ясно, что существует и другая сторона. Так сказать,The Dark Side of the Moon. Да, к сожалению, существует – устаёшь от этого отдыха, как собака. Хорошо, если можешь позволить себе пару дней посидеть дома по возвращении, а если нет? Тогда просто необходимо выделить один день для восстановления сил во время путешествия. Отдых «на водах» — это то, что нам нужно. Путеводитель услужливо подсказывает, что таких мест в Швейцарии три, но «самый большой в Европе термальный курорт» в Лойкербаде. Конечно, мы знаем, что «большой, не значит — хороший». Но этот – то на высоте 2000 метров, да ещё и открытый, да окружён заснеженными вершинами. Даже и думать нечего.

Едем долго. Дорога забирается в горы. Удивительно, как швейцарцы всё здесь перекопали – проезжаем бесчисленное множество тоннелей, всегда с односторонним движением. Некоторые тянутся по три километра. Наверху дороги становятся уже, иногда в одну полосу. Тогда спускающиеся машины пережидают на расширенном участке, пропуская нас. Временами совсем плохо видно из-за облаков – они вровень с нами. Склоны почти сплошь покрыты виноградниками, люди, их возделывающие, селятся тут же – мы видим небольшие деревни, по 5 – 10 домов в каждой.

Наконец добрались. Здесь цивилизация – рестораны, отели, магазины. Всё это мы игнорируем и прямиком отправляемся в термальные ванны Burgerbad. Покупаем билет на 3 часа. Если захочется — потом можно продлить. Перед входом выпиваем по чашке кофе (Водитель съедает очередной суп-пюре), обслуживает нас официантка — сербка. Здесь работает много бывших наших союзников по соцлагерю, нам встречались поляки, чехи, украинцы. Сербка вот. Эти люди мне сразу становятся симпатичны, нам нетрудно друг друга понять — в силу схожести языков и общего прошлого.

В раздевалках вдоль стен металлические шкафы для одежды, посередине — скамейки. Так, извините, а что, все вместе переодеваются? Alles zussamen, как здесь принято говорить? От этих немцев (швейцарцев, говорящих по-немецки, какая разница) ведь всего можно ожидать, они жутко раскрепощены сексуально. Я лично видел, проплывая на канатной дороге над Кёльном, общественную купальню, где ходили голые люди обоих полов. Говорят, что с человеком в трусах там даже и разговаривать никто не станет. К счастью, обнаруживаем кабинки, переодеваемся, как привыкли — без лишних глаз.

Над бассейном висит густой слой тумана – ещё бы, ведь на улице всего +5,

а вода, если верить путеводителю, больше 40. Горы спрятаны облаками, и кажется, что пар из бассейна окутал и их. Мы несколько разочарованы отсутствием обещанного пейзажа, но ничего не поделаешь. Окунаемся. Кайф! Мы в щенячьем восторге ныряем, брызгаемся — как раз то, что нужно физически и эмоционально истощенным путешественникам. Вспоминаю, что вода, кроме всего прочего, ещё и минеральная. Можно рассчитывать на избыток сульфатов, сульфитов, прочих карбонатов. Незаметно пробую этот полезный рассол на вкус – вода, как вода, не «Боржом». Пока мы плещемся, облака уходят, и нам открываются потрясающей красоты снежные вершины.

По крутым, почти отвесным склонам бегут ручьи. Вот это да! Подхватываюсь и бегу в раздевалку за фотоаппаратом. Когда возвращаюсь, тяжело дыша от бега по лестнице, горы снова закрыты облаками. Здесь, наверху, картина быстро меняется – ветер, видимо, сильный. Спустя полчаса всё же удаётся сделать фотографии в бассейне на фоне Альп. Я, кажется, забыл написать, что в Швейцарии буквально все горы – Альпы. Это очень удобно – трудно перепутать. Когда я думаю об Альпах, память тут же подсовывает Суворова с Суриковым на пару, а сразу после них напоминает, что «пуля – дура, штык — молодец». С этим я ничего поделать не могу. Да и не хочу, потерплю как – нибудь. Я ведь редко думаю про Альпы. В основном, в Швейцарии.

Голова мёрзнет, и приходиться время от времени греть её под водой. Начинает капать дождь, но и это нас это не смущает — мы продолжаем водные процедуры.

Сауну инструкция на стене настоятельно рекомендует посещать в полотенце, это я смог понять. Не ясно, нужно ли иметь что-нибудь под ним. Картинка не даёт однозначного ответа – у улыбчивого красавца на фотографии полотенце лежит на бёдрах, у его помытой подруги – тоже, но грудь открыта. Полотенца у нас маленькие и по одному на пару – мы наивно рассчитывали, что здесь выдадут, а, может быть, учитывая высокий швейцарский уровень, и предложат махровые халаты. Ничего не дали и не предложили. Значит, идём, как есть – в смысле, в купальниках. Сидим. Ещё один зашёл в плавках, тоже застенчивый. Вижу сквозь стеклянную дверь дедушку, бодро стягивающего плавки. Заглядывает, натыкается на нашу целомудренную компанию, и закрывает дверь. (Встретим его потом в турецкой парной, лежащим навзничь пипочкой вверх).

Накупавшись и обтёршись кое-как крошечным полотенцем, одеваемся и выходим наружу. Такой свежий воздух! Делаем несколько глубоких вдохов и покидаем это замечательное и очень целебное место. Ехать нам около трёх часов до следующего пункта – Грюйера. Теперь уже мы в узких местах пропускаем ползущие вверх машины. В зеркале заднего вида наблюдаю, как наши разморённые подруги смешно раскачивают во сне головами, с опозданием повторяя извивы «серпантина».

На грюйерский отель у Водителя большие планы. Собственно, он его и выбрал ещё месяц назад. Ресторан этого отеля состоит в какой-то престижной гастрономической ассоциации и отмечен чуть ли не мишленовскими звёздами,так что не понятно, то ли ресторан при отеле, то ли наоборот. Встречают нас радостно, гостей нынче с огнём, как говорится (см. «не сезон»). Предлагают на выбор пять номеров, все с видом на озеро. Сразу выясняем насчёт ресторана – да, есть два: традиционный и для гурманов. Для гурманов, пожалуйста. Пожалуйста, ужин по меню от 70 евро на персону без напитков. Я отваливаю, Водитель делает серьёзное лицо и сообщает нам, что посещение такого класса ресторана входит в его служебные обязанности (действительно, он управляет отелем, там тоже есть ресторан). Уточняем время работы.

Час спустя в наш номер заходит Водитель с женой. Волосы его гладко причёсаны, из-под ворота рубашки выглядывает шейный платок. На нём мягкие туфли, комнату наполняет аромат одеколона. Очаровательная жена в маленьком белом платье – «они такая пара!». Благословляем.

Спустя ещё один час они возвращаются, Водитель мною недоволен – Ресторан закрылся за полчаса до их прихода, я неправильно перевёл слова официанта. Дамы кивают, мол, им тоже казалось, что речь шла о половине девятого. Чего же молчали, когда казалось? Но — виноват, не спорю. Прощают быстро, потому что неплохо поели и в традиционном ресторане. И уж точно были там самыми шикарными.

.

.

Засыпаем под мелодичное звяканье колокольчиков, недалеко, если высунутся из окна – то видно, пасётся стадо коров.

Вид из окна нашего отельчика — один из самых пасторальных за всё путешествие! Обязательно кликнуть на картинку!!! Иначе ничего не увидишь!!!


Наступает утро. Мы уезжаем в Мюнхен, путешествие закончилось. Пока, Швейцария. Всё было — ОТ-ЛИЧ-НО!

Текст — Артем Столпнер.

Фото ( и курсив) — Максим Чепукайтис.

Всё неописанное Артёмом — доопишу в следующем посте.

Максим.



Отзывов (3)

  1. svetlana пишет:

    Клааассснооооооооо!!!!!!!!!!!!!! по ходу чтения возник вопрос………… Как они в своей Европе определяют где на границе ставить какую-нибудь будку, а где нет?…… Следуя на авто из аэропорта Дюссельдорфа(что тоже в Германии) в Голландию нигде никаких будок-шлагбаумов-пограничников не заметила. Граница определялась сменой нерасчищенной от снега дороги (в Германии) на идеально вылизанную(в Голландии соответственно)

  2. Очень интересный рассказ не хватает только карты с флажками, что бы начинающий турист мог повторить ваш маршрут.

css.php